Ремонт как прикрытие. Что было не так с реставрацией здания ИТМО

Напомним, по факту обрушения ГСУ СКР по Санкт-Петербургу было возбуждено уголовное дело по статье 216 УК РФ "Нарушение правил безопасности при проведении строительных и иных работ". Лишь недавно в рухнувшем корпусе Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО) завершились аварийные работы. В ситуации вокруг университета ИТМО разбирался лично врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов. Уже высказывались версии неправильного проведения ремонтных работ и складирования стройматериалов, которое вызвало перегрузку конструкций.

Почему здание сложилось внутри?

Упавшие конструкции характеризовались как ограниченно работоспособные, то есть подлежащие эксплуатации, что подтверждено заключениями Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) на проектную документацию. Университет признал, что часть конструкций второго этажа была аварийной и закрыта для людей, однако обрушение произошло совсем в другом месте, где ранее эксперты не выявили никакой опасности.

По их мнению, причина катастрофы кроется в разрушении внутренней несущей конструкции — например, колонны или стены. Эксперты, с которыми пообщался в ходе расследования, считают, что самое слабое место в истории этого обрушения — проект планируемого ремонта. Такой вывод специалисты делают исходя из того, что внутренняя часть здания сложилась подобно карточному домику — все этажи и крыша, а внешние стены устояли.

Это очень интересная фирма. выяснил, что проект "реставрации и ремонта с приспособлением помещений второго этажа" готовила компания "СПбпроектреставрация". По данным СПАРК, это микропредприятие с уставным капиталом 10 тысяч рублей зарегистрировано в 2016 году, но активную деятельность начало лишь в 2018 году.

В прошлом году компания участвовала в четырёх процедурах госзакупок, выиграла в трёх и заключила контракты на общую сумму 41,4 миллиона рублей. Его основной владелец — Сергей Бараковских, генеральный директор — Любовь Сарамуд, выпускница СПбГАСУ 2010 года.

Также остаётся непонятным, каким образом и за какое вознаграждение университет привлёк эту компанию к изготовлению проекта ремонта части второго этажа старого изношенного здания: судя по сайту госзакупок, соответствующая процедура на сайте госзакупок вузом не проводилась. По данным реестра лицензий на проведение работ на объектах культурного назначения Министерства культуры, "СПбпроектреставрация" никогда не имела такой "бумаги" — ни старого, ни нового образца. Дозвониться до офиса компании не удалось, в пресс-службе университета ИТМО также не стали прояснять ситуацию, объяснив это тем, что не могут давать никаких комментариев, пока не закончатся следственные мероприятия.

Между тем выполнять работы на объектах культурного наследия могут только организации, имеющие лицензию Минкультуры России, и аттестованные специалисты, заявила у заместитель председателя Российской ассоциации реставраторов Татьяна Черняева.

В результате долгой эксплуатации и деформации здания перегородки частично начинают выполнять функции несущих конструкций. Для старого здания такое самовольное вмешательство могло оказаться очень серьёзным, отметил глава НКО "Союз экспертиз Северо-Запада" Максим Филипович. И если их демонтировать, то та часть нагрузки, которую они на себя брали, переходит на оставшиеся стены, балки, колонны.

А был ли третий?

Причём он прошёл все необходимые согласования в КГИОП, включая историко-культурную экспертизу. История удачливой компании началась с выполнения проекта в мае 2018 года. Один из источников а из среды участников реставрационного рынка, знакомый с ситуацией, обратил внимание, что комитет не спешил с окончательными выводами по поводу поданного проекта.

Далее, вместо того чтобы подождать вердикта, "СПбпроектреставрация" подала комплект документов ещё раз, не отозвав предыдущее обращение. Обсуждение проекта затянулось сверх регламентных сроков. Настойчивость увенчалась успехом — акт историко-культурной экспертизы комитет подписал, а 15 ноября согласовал и весь проект.

Примечательно, что ранее на сайте госзакупок был список всех конкурсов по адресу г. Университет тут же объявил о проведении конкурсной процедуры на выбор подрядчика, который бы за 14,5 миллиона рублей согласился отремонтировать часть второго этажа корпуса на улице Ломоносова. Ломоносова, д. Санкт-Петербург, ул. А. 9, лит. Однако Интернет помнит всё. Теперь же запрашиваемая страница исчезла.

Согласно итоговому протоколу, на конкурс не было подано ни одной заявки. Закупка объявлена 10 декабря 2018 года, итоги подведены 19 декабря 2018 года.

После провала двух конкурсов, на которые не было подано необходимых заявок, представители университета позвонили генеральному директору и владельцу ООО "Петербургреставрация" Никите Барабанщикову, рассказал у предприниматель.

В последний день 2018 года был заключён договор № 57813045547180004040000. Предприниматель согласился, побывал на объекте, подписал договор, съездил с заказчиком в КГИОП. 31 января бизнесмен получил разрешение на проведение работ. Срок исполнения — до 14 июня 2019 года. После этого 1 февраля начался сам ремонт.

По версии бизнесмена, пока "СПбпроектреставрация" обивала пороги КГИОПовских кабинетов, в помещениях вуза уже шла работа. При этом у Барабанщиков заявил, что до него "на объекте уже кто-то работал" и якобы об этом знали и в КГИОП.

В какой-то момент этот подрядчик по неизвестным причинам прекратил работы, — рассказал у Барабанщиков. — Непонятный и до сих пор не названный подрядчик демонтировал перегородки на втором этаже, ободрал отделку.

Экспертизы с вопросом

Даже если представители проектной организации и предполагали аварийное состояние каких-то несущих конструкций, то они попросту не отразили этого в документации. Проект составлялся в явной спешке, рассказал у источник из Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК), знакомый с ситуацией.

Это увеличивает время согласования проекта и делает его дороже. Дело в том, что по регламентам Министерства культуры в случае серьёзного вмешательства в конструкции памятника культуры такой проект должен проходить ещё и госэкспертизу. Эти деньги должен был бы заплатить заказчик. По оценкам экспертов, госэкспертиза увеличила бы стоимость проекта ремонта в вузе как минимум на 500 тысяч рублей.

Им приходится дорабатывать много разделов и потом ещё согласовывать всё с пожарными, которые указывают на необходимость делать дополнительные выходы. — Проектировщики не любят госэкспертизу, так как состав проекта для экспертизы во КГИОП проще. На деле стороны предпочитают договариваться, какие-то работы учитывать в сметах по замене конструкций, но не отражать в документации, чтобы не идти в госэкспертизу, — рассказал анонимно у один из участников строительного рынка. Это лишняя головная боль.

А по словам председателя НКО "Союз экспертиз Северо-Запада" Филиповича, устранение аварийности — это не столько долгое, сколько трудоёмкое дело.

Такая закупка (тендер по госзакупкам) даже может проходить без конкурса. — Существующие регламенты КГИОП максимально убыстряют процесс согласования проектов, направленных на устранение аварийности. Но в этом случае надзорные органы очень тщательно контролируют всё от и до, дабы исключить злой умысел, — рассказал он.

Но даже если всё сделано грамотно, далее следует огромный объём работы с документами, — отметил Филипович. Поэтому убеждение, что состояние конструкции действительно аварийное, должно быть стопроцентным, то есть подтверждённым расчётами.

Генеральный директор Объединения строителей Санкт-Петербурга Алексей Белоусов считает, что проект ремонта университета ИТМО должен был проходить две экспертизы — государственную и КГИОП.

Памятник культуры без присмотра

В нём зафиксированы трещины на фундаментах, несущих стенах, факты самовольных перепланировок. Эксперты рассказали у, что единственным документом, хоть как-то проливающим свет на состояние здания, является техпаспорт от 2004 года. Уже тогда, даже визуально, состояние здания было плачевным, указывают эксперты, а ведь прошло 15 лет.

В этом обязательстве есть отдельный пункт о том, что новый собственник обязан проводить полное обследование здания раз в пять лет, но в плане первоочередных работ это не указано. Нет акта осмотра и в составе охранного обязательства, выданного КГИОП университету в 2017 году. Естественно, что вуз не торопился с этими работами, ведь срок проверки исполнения обязательства наступает только в 2022 году, а стоимость такого обследования достигает 1,5–2 миллиона рублей.

По словам руководителя фирмы-подрядчика Никиты Барабанщикова, у него не было информации об истинном техническом состоянии конструкций первого этажа и всего здания в целом, где ремонт выполнялся ранее.

Опасные откаты

обратился к руководителю компании, которая работает на рынке реставрации в Петербурге уже более 15 лет, и попросил рассчитать реальную стоимость контракта.

Два миллиона — прибыль генподрядчика. — Из почти 15 миллионов рублей на объект реальная себестоимость ремонтных работ составит около шести миллионов. Остальное — "откатывается". Сколько он может заработать. — В Петербурге безусловный откат на таких стройках составляет примерно 15%. Получается, что примерно половина от 15 миллионов уходит нечистоплотным людям, — пояснил изданию эксперт. Для меня очевидно, что крыша эта была "соломенная". Он платится за то, чтобы Стройнадзор не вставлял палки в колёса и всё принимал.

Только на таких условиях можно получить выгодный госзаказ и успешно его сдать. Если перевести его слова на язык обывателя, то строители были вынуждены оставлять чиновникам и проверяющим до половины стоимости контракта. Можно всё честно потратить на закупку качественных материалов и оплату работ. Как распорядиться оставшейся суммой — решают сами строители.

Ни о каком качестве тут говорить не приходится. Но обычно строители забирают в карман большую часть этой суммы, а на остатки закупают самые дешёвые материалы и нанимают самых дешёвых рабочих, которые и реконструируют объект. Рано или поздно экономия на стройматериалах и технологиях может привести к трагедии. Однако, когда приходит время сдавать объект заказчику, проблем обычно не возникает: чиновники, получившие откат, закрывают глаза на качество и подписывают акты, в том числе и на фиктивные работы.

По его мнению, одна из главных проблем заключается в том, что на строительство из бюджета средства выделяются в полном объёме, однако часть денег уходит на откаты, часть — недобросовестным поставщикам, которые привлекают дешёвую и непрофессиональную рабочую силу и экономят на качестве материалов. Эту версию подтверждает и глава Национального антикоррупционного комитета (НАК) Кирилл Кабанов. А в результате нарушается технология.

Наличие лицензии не всегда даёт гарантию качественной работы. — По характеру обрушений очень похоже, что это связано с некачественным проведением работ. Не зря всё, что связано со строительством и ремонтом за счёт бюджета, у нас находится под угрозой коррупционных рисков, — сказал у Кабанов.

По его словам, сейчас следствием отрабатывается версия техногенной катастрофы.

На двадцатый день после аварии документы о тендере с сайта госзакупок были удалены.



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*