Вольная интерпретация наблюдаемых фактов. Фельдшер — о евроремонте в больнице

Согласитесь, не летняя это работа. Как это обычно бывает, в начале зимы появилась срочная необходимость сменить канализационные трубы. Но пришла зима, и больничный двор, несмотря на слякоть и летящий снег, оперативно превратили в грязный котлован, где шустрые гастарбайтеры, ёжась от холода, начали изображать ударный труд. Тем более что летом менять трубы было некогда — больница переживала евроремонт.

Чтобы выехать из гаража, требовалось или научить "газель" летать, или объехать всю больницу по кругу, что не прибавляло радости водителям, отчаянно сражающихся за экономию каждого литра бензина. Дорога к отдельно стоящему зданию скорой помощи, и без того убитая временем, стала полосой препятствий для не особо передвигающихся и по ровному асфальту "газелей". Поэтому по договорённости с начальством Бюро ритуальных услуг, также располагающимся на территории больницы, для машин скорой открыли вторые ворота, через которые мимо морга и, соответственно, ритуальной конторы можно было напрямую заехать на площадку перед подстанцией, отчего у водителей сразу поднялось настроение.

Можно вообще не закрывать. — Давно пора. Я понимаю, когда больного в приёмное сдавать. Толку каждый раз через центральные ворота заезжать? Нет, надо с начальством поговорить, чтобы всегда здесь открыто было. А в остальных случаях зачем крюки наматывать?

***

Его скрывал главный больничный корпус, который она изо дня в день наблюдала из окна своей квартиры. Котлован на территории больницы Кузьминичне виден не был. Слева, в противоположном углу, она знала, что там располагался морг. Справа были видны ворота, через которые методично въезжали и выезжали машины скорой. Время от времени их открывали, чтобы пропустить чёрные машины с надписью "Бюро ритуальных услуг". Там тоже были ворота, обычно закрытые.

Вернувшись из стационара, она прежде всего опять набирала 03, чтобы рассказать приехавшим медикам о том, как её лечили в больнице и что теперь она принимает, дабы пореже обращаться на скорую за экстренной помощью. Эти машины навевали тоску, поэтому Кузьминична, взгрустнув, частенько вызывала себе скорую измерить давление, а раз в год правдами и неправдами укладывала себя в больницу проверить здоровье, а заодно поэкономить свою небольшую пенсию на оплате лекарств, коммуналки и питания.

***

— Ты себя как чувствуешь? — Я чего звоню-то, — Кузьминична набрала телефон закадычной соседки. В окно давно не смотрела?

— А что случилось? — Нормально чувствую, — ровесница Кузьминичны, прижав трубку к уху, подошла к окну.

— Ничего в последнее время странного не заметила?

— А что случилось-то? — Не заметила, — соседка начала пристально обшаривать окрестности подслеповатым взглядом.

— Заметила, как скорые ездят? — Скорые, — Кузьминична многозначительно помолчала. Не к добру.

— всполошилась собиравшаяся через часок вызвать себе скорую соседка. — Это как?

Уже неделю всех в морг возят. — В морг. Там приёмное отделение. Недавно все машины в главные ворота заезжали. А тут неделю уже один–два раза через главные ворота в приёмное отделение едут. И меня туда сколько раз возили, я же знаю. Так и шныряют туда-сюда. А всё остальное — в морг. Или у скорой план какой-то по покойникам? Я уж грешным делом беспокоюсь, мор, что ли, какой прошёл? Ведь так и шныряют туда-сюда. Не знаю даже. Ну ладно. Аж страх берёт. Ты звони если что.

Кузьминична, передохнув, снова взяла трубку телефона и возобновила трансляцию сарафанного радио.

***

Ни разу? — За неделю? Да ладно врать! Ни одна постоянная бабка? — коллега из соседнего городка недоверчиво слушал рассказ о полноценном четырёхчасовом ночном сне. Не бывает!

— друг уже начинал горячиться. — Вот истинный крест! Ни одной бабки. — Неделю по ночам спим как сурки! Мор, что ли, какой прошёл? Да и днём тоже. Прям не знаю даже!



Ваш комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*